Беседка муз

4 133 подписчика

Свежие комментарии

Пассажир из Франкфурта. (3) Агата Кристи

Пассажир из Франкфурта. (3) Агата Кристи

    В дверь постучали, вошел секретарь:

    - Пришел профессор Экштейн, сэр.

    Профессор Экштейн, по мнению многих - виднейший ученый Британии, с первого взгляда казался крайне незначительной персоной. Маленького роста, со старомодными бачками и астматическим кашлем, он всей своей манерой поведения словно бы просил прощения за то, что существует.

    - Насколько я понимаю, профессор, вы недавно сделали какие-то очень важные открытия, - ободряюще произнес Седрик Лейзенби.

    - А, ну да, сделали, - немного оживился профессор Экштейн. - Изобрели жуткое химическое оружие на случай, если оно когда-нибудь понадобится. А еще знаете ли, бактериологическое, биологическое, смертельный газ, который подводится к обычным газовым горелкам, вещества для заражения воздуха и водных источников. Да, при желании, я полагаю, мы  могли бы дня за три уничтожить половину населения Англии. - Он потер руки. - Так вы этого хотите?

    - Что вы, ни в коем случае. Боже мой, конечно нет! - Мистер Лейзенби был в ужасе.

    - Да, вот именно. Вопрос не в том, что у нас не хватает смертоносного оружия, наоборот, у нас его слишком много. Трудность будет как раз в том, чтобы не погубить поголовно все население страны.

Понимаете? В том числе и верхушку общества. Например, нас. - Он хрипло захихикал.

    - Но мы хотим вовсе не этого, - настаивал мистер Лейзенби.

    - Вопрос не в том, что вы хотите, а в том, что у нас имеется. А то, что у нас имеется, - убийственно, смертоносно. Если вы хотите стереть с лица земли всех, кому еще не исполнилось тридцати, что ж, я думаю, это можно было бы устроить. Но я должен предупредить: многие из тех, кто постарше тоже погибнут. Трудно, знаете ли, отделить одних от других. Лично я был бы против.

    - Что же случилось с миром? - внезапно спросил Кенвуд.

    -В том-то все все и дело, - ответил профессор Экштейн. Мы не знаем. Нам это неизвестно, несмотря на все наши знания о том и о сем. Это уже бывало то в одной стране, то в другой, иногда в масштабах всей Европы, но сейчас смута ужу распространилась и на другое полушарие и, наверное, доберется до самого Полярного круга, прежде, чем мы с этим справимся. - Похоже, ему самому понравился поставленный им диагноз.

    - Люди злой воли...

    Выждав минуту-другую, профессор Экштейн продолжал:

    - Да, можно сказать и так. Зло в противовес злу; зло, творимое во имя обогащения или власти. Знаете ли, трудно добраться до сути.

    - Газ? - предложил тему полковник Манроу.

    Профессор Экштейн просиял;

    - О, у нас полно всяких газов. Он с беспокойством взирал на присутствующих, подобно взрослому человеку, с опаской поглядывающему на ребятишек, играющих со спичками.

    - Ну что ж, благодарю вас , профессор Экштейн, - сказал мистер Лейзенби без особой теплоты в голосе.

    - Ну и на говна он нам сдался, - грубо заявил адмирал Блант. Нам бы что-нибудь простенькое, вроде гербицида с избирательным действием, который бы... Он внезапно прервался. - Что за говно?

    - Да, адмирал?

    - Ничего, просто это мне о чем-то напомнило, но не могу сообразить, о чем именно.

Картина дня

наверх